Роман Павлюченко: «Бейл – просто машина!»

Новый форвард «Урала» посвятил в подробности своего трансфера в екатеринбургский клуб и поделился впечатлениями от чемпионата Европы.

Роман Павлюченко: «Бейл – просто машина!»

— В середине июня у вас закончился контракт с «Кубанью». Продлить его краснодарцы не предлагали?

— Нет. После 15 июня, когда действие контракта прекратилось, никто из «Кубани» со мной не связывался. Думаю, при желании продлить договор, мне бы давно позвонили.

— То есть, все отношения с краснодарским клубом закончились?

— Практически, да – остались пока только невыплаченные мне за 3 месяца долги, в том числе премиальные.

— Сейчас, по прошествии времени, можете объяснить, почему «Кубань» не удержалась в премьер-лиге?

— Сезон получился слишком нервным и дерганым. Задержки зарплат, продажи лидеров, постоянные собрания по поводу долгов перед игроками, отсутствие у этих игроков нужного настроения – все это приводило к необязательным потерям очков, которые в итоге и сказались.

— Но на переходные игры-то можно было собраться?

— А там еще и травмы вмешались. Группа атаки в этих двух матчах отсутствовала у нас как класс: Селезнев ушел, у меня надрыв задней поверхности бедра, Бальде тоже не играл. На поле выходили в основном молодые ребята, которым явно не хватило опыта подобных игр. Чем «Томь» отлично и воспользовалась.

— Как у вас возник вариант с «Уралом»?

— Чуть больше недели назад позвонил Рохус Рохусович Шох, с которым я хорошо знаком. Поинтересовался планами на ближайшее будущее. Я рассказал ему, что есть вариант уехать в один из европейских чемпионатов.

— Он был реальным?

— Вполне. Уже существовала предварительная договоренность. Но в итоге она сорвалась. Когда Рохус Рохусович спросил, не желаю ли я ближайший год провести в «Урале», в чем заинтересован главный тренер екатеринбуржцев Вадим Викторович Скрипченко, сказал, что подумаю. Выбор, наверное, был бы в итоге непростым, но после того, как европейский вариант не сработал, сразу позвонил Шоху и выразил готовность приехать.

— Приехали и моментально подписали контракт?

— Мы в принципе обо всем договорились по телефону, особых разногласий не было, поэтому оставалась только формальность.

— Со Скрипченко в процессе переговоров как-то общались?

— Нет, первый раз поговорили в субботу, когда я прилетел. Он сказал, что рассчитывает на меня и сейчас главное – набрать нужное физическое состояние после месяца простоя из-за травмы. А обо всех его требованиях мы еще сядем и подробно поговорим.

— До этого были с ним знакомы?

— Близко – нет. Только здоровались, когда наши команды играли друг против друга.

— А игроков «Урала» знаете?

— Хорошо знаком с Темой Фидлером, знал еще Спартака Гогниева, но он ушел. Это не проблема – уже через несколько дней всех буду знать (улыбается).

— Как вас приняли на первой тренировке? Петь не заставляли, как Жиркова в «Челси»?

— Нет, слава богу (смеется). Просто поприветствовали и пожелали удачи.

— Травма уже не беспокоит?

— Вроде бы нет – сегодня тренировался, правда, пока это только беговые упражнения. Последнюю неделю самостоятельно занимался в тренажерном зале, а к полноценной работе приступлю на сборе в Словении, куда мы улетаем 1 июля.

— Для вас имело значение, какие цели ставит перед собой «Урал»?

— Как я понимаю, цель не может быть меньше уже достигнутой. В прошлом сезоне «Урал» финишировал восьмым, значит, уверен, будем бороться за более высокое место. Мне это, конечно же, куда более интересно, нежели рубка за выживание. Моя задача тоже понятна – должен помогать команде, забивая голы. Главное, чтобы не было травм, которые испортили мне сезон в «Кубани».

— Понимаете, с кем в первую очередь будете конкурировать за место в составе?

— Пока нет — хотя бы потому, что трансферная кампания «Урала» еще не закончена. Вот только что подписали нападающего из армавирского «Торпедо», и это, скорее всего, не последняя покупка.

— Краснодар – практически ваша родина. В незнакомом Екатеринбурге будет тяжелее?

— Да, в Краснодаре много родных и друзей, в том числе мои родители и родители жены. Да и климат там, мягко говоря, получше. Но футбольная жизнь устроена так, что сегодня ты здесь, а завтра уже совсем в другом месте. Мне не привыкать менять города.

— Семью с собой берете?

— Пока точно нет. Дочке нужно учиться, мы ее уже один раз сорвали с места, второй раз не хочется — уровень обучения в Москве все-таки повыше, во всяком случае, в школе у Кристины. Так что будем летать друг к другу.

— За чемпионатом Европы следите?

— Конечно. Смотрел большинство матчей.

— И как вам наша сборная?

— Знаете, плохо говорить не хочу, а для хорошо – повода нет. Чемпионат мы провалили. Могу только сказать, что ребята были просто не похожи сами на себя. А причины – в физике они, или в психологии – пусть ищут специалисты.

— Почему мы из турнира в турнир проигрываем решающие матчи? Исключение, ведь, в двадцать первом веке было только одно – 2008 год?

— Ну и вопрос… Честно скажу – не знаю. Самому доводилось бывать в таких ситуациях: настрой вроде бы самый боевой, а на поле выходим — и словно всех подменили.

Вот и сейчас: Уэльс побеждает, Венгрия занимает первое место в группе, обе Ирландии выходят в плей-офф, а мы-то обычно проблем с ними вообще не имели. Но сейчас оказываемся ниже.

То ли они так резко шагнули вперед, то ли мы стоим на месте, то есть, по сути, регрессируем. Разбираться в этом надо не с наскока и не в интервью, а с привлечением специалистов, вдумчиво и терпеливо. Иначе будем падать дальше.

— Как вам ваш друг Гарет Бейл?

— Просто машина!

— Когда вы играли вместе в «Тоттенхэме», понятно было, игрок какого класса растет?

— Поначалу – совсем нет. Он был в дубле, иногда привлекался к основе, ничем особо не выделялся. Но потом пришел Реднапп и стал ему доверять. Гарет получил постоянное место на поле и сразу начал расти, как на дрожжах – буквально от матча к матчу. Вот тогда все стало понятно.

— За счет чего он прибавлял? Работал больше других?

— Нет, никаких дополнительных индивидуальных тренировок он себе не устраивал. Вполне хватало основных. Думаю, стало проявляться то, что в нем заложено природой – отменные физические данные и футбольный талант.

— А каков он в жизни?

— Тихий, спокойный, без всяких понтов. Не помню, чтобы он на кого-то наорал. Но при этом общительный, компанейский, с классным чувством юмора.

— Какие-то личные контакты у вас с ним были?

— Естественно, мы же играли вместе. Общались хорошо, отношения были дружеские.

— После вашего отъезда они сошли на нет?

— Какое-то время еще обменивались смс-ками. Обычно я его поздравлял с очередным успешным матчем, а он отвечал. Но потом общение действительно сошло на нет. Вот разве только недавно Гарет и Лука Модрич по моей просьбе передали через Чорлуку свои футболки из «Реала».

Кстати, на этом Евро после вылета наших я именно из-за них двоих и Чорлуки болею за две команды – Уэльс и Хорватию (разговор шел как раз перед матчем Хорватия – Португалия, после которого Модрич с Чорлукой покинули турнир).

— А если Бейлу придется играть против хорватов, за кого будете болеть?

— Даже не знаю. Выключу телевизор и не стану смотреть этот матч – только счет узнаю, чтобы не переживать!

— Кто, по-вашему, пока MVP турнира?

— Да все тот же Бейл – а кто лучше него? Хотя, думаю, в плей-офф прибавят основные фавориты – немцы и испанцы. Тем более, что у них такая половина турнирной сетки, что прибавлять придется обязательно. Там и французы, и итальянцы – любая из этих команд может дойти до самого конца.

— Как вам сам футбол? Зрелищности-то явно не хватает?

— Очень велика цена ошибки. Для всех самое главное – результат, а не красивая игра.

— Может, попытка сборной России сыграть против Уэльса исключительно в атаку, противоречащая трендам этого чемпионата, и была главной ошибкой?

— А что, надо было обороняться «свиньей»? (улыбается) Выстроиться по схеме 7-2-1? Боюсь, что это невозможно, потому что совсем не в нашем менталитете.

— Как думаете, сборная будет сильно обновляться?

— Новые игроки появятся так или иначе. При всем моем огромном уважении к нашим центральным защитникам, которые и во Франции вместе с Игорем Акинфеевым были самой надежной линией команды, они же не вечные. Другое дело, что так и не видно, кто их сменит…

— Это во многом зависит от тренера, который возглавит сборную. Вот вы бы кого предпочли?

— Кандидатур не так много и все они сейчас активно обсуждаются. Конечно, был бы очень рад возвращению Хиддинка, но, боюсь, оно совсем нереально. Других же иностранцев я лично не хочу.

Точно так же вряд ли предложат сборную Генриховичу (Бородюку), хотя он мог бы. И Сергея Семака не позовут прямо сейчас, что меня расстраивает – я бы, учитывая общее отношение игроков к нему, рискнул. Да и опыта у него уже хватает.

Получается, что остаются Бердыев и Черчесов. Оба – тоже хорошие тренеры, и если кто-то из них придет в сборную, с большим интересом понаблюдаю за его работой.

— Тренер сборной сейчас – это ведь расстрельная должность. Не боитесь, что кто-то из кандидатов, глядя на Слуцкого, может от нее и отказаться?

— Мне кажется, что от таких предложений отказываться нельзя. Обязательно надо попробовать. Думаю, и Слуцкий себе бы не простил, если бы не принял прошлым летом предложение.

— Вы бы, как я вижу, сходу бы приняли?

— Я?! Нет, мне пока надо играть в футбол, а не тренировать!